Туркменский газ – под контролем США

Крупнейший трубопровод втягивает Ашхабад и всю Центральную Азию в орбиту американского влияния

Туркменистан приступил к строительству газопровода Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия (ТАПИ) в Индию. Считается, что трубопровод стоимостью 10 млрд долл. привнесет в неспокойный регион некоторую стабильность и облегчит проблему дефицита энергоресурсов. США публично приветствовали начало реализации проекта, однако пока отказались обеспечивать его безопасность. Эксперты считают, что без США проект реализован не будет – региональных возможностей не хватит, а потому демонстративное дистанцирование Вашингтона от ТАПИ не более чем игра или поза.

В торжественной церемонии, посвященной строительству ТАПИ, приняли участие президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов, премьер-министр Пакистана Наваз Шариф, президент Афганистана Ашраф Гани Ахмадзай и вице-президент Индии Мохаммад Хамид Ансари. Газопровод мощностью 33 млрд куб. м должен пройти от туркменского месторождения «Галкыныш» через Афганистан (Герат и Кандагар) и Пакистан (Кветту и Мултан) до индийского пункта Фазилка. Ресурсной базой станет месторождение «Галкыныш». Как сообщил информационный ресурс Turkmenistan.ru, реализацией проекта будет заниматься консорциум из японских (JGC, Mitsubishi, Itochi, Chiyoda и Sojitz) и турецких компаний Chalik Group и Ronesans.

Заместитель помощника госсекретаря США по вопросам Центральной Азии Дэниел Розенблюм, посетивший Ашхабад для участия в международной конференции «Нефть и газ Туркменистана–2015», заявил, что США поддерживают проект ТАПИ, но не участвуют в обеспечении его безопасности. 

Он отметил, что в мире немало примеров, когда не только трубопроводы, но и электросети и другая энергетическая инфраструктура проходили через достаточно проблемные регионы, где вопрос безопасности также стоял очень остро. И варианты были найдены. «Я уверен, что партнеры в этом проекте  – правительства, страны, частные инвесторы  смогут найти такие пути и обеспечат безопасность. Это может быть нелегко, но это возможно», – заявил Розенблюм.

Пакистан, устами своего министра обороны Хаваджа Асифа заявил, что «при необходимости Исламабад готов оказать влияние на талибов в целях защиты проекта ТАПИ». Заявление министра вызвало резкое недовольство в Кабуле. Власти Афганистана сообщили вчера о намерении создать специальные войска для защиты ТАПИ, сообщает афганский ресурс Khaama Press. Российские эксперты сомневаются в том, что Афганистан и Пакистан без поддержки США смогут своими силами обеспечить безопасность ТАПИ.

«Реализация ТАПИ вписывается в стратегический курс Туркменистана, который страна наметила еще несколько лет назад», – сказал «НГ» доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Шохрат Кадыров. По его словам, если трубопровод будет готов, как планируется, к концу 2018 года, то Туркменистан сможет выйти на советский уровень экспорта природного газа – свыше 80 млрд куб. м в год. Но это при условии, если США полностью обеспечат безопасность трубопровода на всем протяжении.

В том, что переговоры на эту тему идут, Кадыров не сомневается. Тем более что госсекретарь США Джон Керри, посетивший недавно Центральную Азию, на встречах с лидерами Таджикистана и Туркменистана пообещал, что США окажут содействие укреплению государственных границ этих стран и помощь при возможной эскалации насилия на территории Афганистана. «Показательно, что накануне визита Джона Керри был наведен порядок в афганском приграничье, где последние месяцы хозяйничали талибы. Афганская армия под прикрытием американских сил выбила их с афгано-туркменской границы. Но сил местных жителей и двух тысяч афганских военнослужащих, которых готовят для охраны трубопровода, вряд ли достаточно», – отметил Шохрат Кадыров.

Эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку, доктор исторических наук Александр Князев и вовсе считает, что «торжественное начало строительства – вовсе не факт того, что газопровод будет построен и тем более запущен в эксплуатацию». «Наиболее сомнительны 735 км трассы по целому ряду чрезвычайно проблемных регионов Афганистана – это провинции Бадгис, Герат, Фарах, Гильменд, Кандагар. Относительно спокойным является только Герат, все остальные – это зоны активности террористических группировок, где правительственными силами Афганистана контролируются лишь провинциальные центры», – сказал «НГ» Князев. Эксперт также считает, что гарантии безопасности негласно возьмут на себя США. «Договоренность об этом была достигнута во время переговоров в Вашингтоне в октябре, которые с туркменской стороны возглавлял первый вице-премьер Рашид Мередов. В этих договоренностях закрытого характера много неясного. В качестве ответного шага Ашхабад должен был предоставить Пентагону право базирования на аэродроме Мары-2. Этого однако нет. По крайней мере де-юре. Поэтому и возникают сомнения в участии американской стороны в обеспечении безопасности строительства. Да и способности и возможности американцев в этом плане вызывают сомнения», – отметил Князев.

Эксперты сходятся в том, что ТАПИ – проект больше политический. По мнению Шохрата Кадырова, с экономической точки зрения для Афганистана и Пакистана газопровод из Ирана гораздо выгоднее. ТАПИ же втягивает Туркменистан в орбиту американского влияния. А вслед за ним постепенно и весь Центрально-Азиатский регион. «ТАПИ является в известной степени ловушкой для Туркменистана. В том смысле, что реализация ТАПИ будет происходить под американским прикрытием, иначе быть просто не может. А это уже целиком и полностью определит взаимоотношения Вашингтона и Ашхабада, и, если что пойдет не так, Туркменистан может ждать неприятностей», – сказал Шохрат Кадыров, резюмировав, что в ТАПИ в отличие от Транскаспийского проекта практически нет российского влияния и, как следствие, контроля.

Александр Князев говорит также о том, что против строительства ТАПИ выступают Катар и Турция: Дохе не нужны конкуренты на газовых рынках Пакистана, Индии и Юго-Восточной Азии, а Анкара продолжает надеяться на строительство газопровода из Туркмении в европейском направлении, так называемого Транскаспийского, в чем имеет (моральную как минимум) поддержку ЕС. Абсолютно противоречит строительство ТАПИ интересам Китая. «Для полноты картины можно упомянуть и тот факт, что ТАПИ является прямым конкурентом иранско-пакистанского проекта газопровода «Мир», который от крупнейшего в мире иранского месторождения Южный Парс должен прийти в пакистанский Белуджистан и оттуда (это вторая, малодекларируемая часть проекта) по трассе Каракорумского шоссе зайти в китайский Синьцзян», – сказал эксперт.

«Судьба же ТАПИ в основном будет решаться в Исламабаде: пакистанская элита сегодня расколота с точки зрения внешних ориентаций: традиционно – на британско-американский и совпадающий с ним арабский вектор, и новационно – на Пекин с его финансовыми возможностями. Российские интересы напрямую с ТАПИ не завязаны никак. В любом случае газопровод «Север–Юг», маршрут которого пройдет из южного портового города Карачи в северный Лахор и который строится с российским участием, будет наполнен не иранским, так туркменским газом. Определенный интерес есть у российских компаний и к иранскому проекту «Мир». Можно добавить, что и в США, помимо политического интереса, не все нефтегазовые компании благоволят к ТАПИ, поскольку некоторые из них тесно связаны с катарской Qatar Petroleum», – подчеркнул Александр Князев. По его мнению, в реализации проекта ТАПИ все еще немало вопросов.  

Присоединиться к обсуждению
Информационное общество и медиа
Политика
Общество
Международная жизнь