В МИЦ «Известия» обсудили, как стимулирование инвестиций в стартапы поможет кратно ускорить рост экономики России

4 апреля «Деловая Россия» провела на площадке пресс-центра МИЦ «Известия» конференцию «Венчурная инфраструктура в России: пути развития для достижения национальных целей». Мероприятие, собравшее многих авторитетных представителей отрасли, было посвящено возможным мерам, которые могут простимулировать частных инвесторов вкладываться в стартапы.

Основной барьер для развития перспективных проектов на ранних стадиях в России — отсутствие доступного финансирования. По подсчетам Startup Genome Report, умирают 92% запущенных стартапов: половина закрывается в течение первых пяти лет, и это характерно для всех секторов. По итогам недавнего бизнес-форума «Деловой России» президент России Владимир Путин утвердил перечень поручений, в числе которых разработка и реализация эффективных мер поддержки, призванных простимулировать частных инвесторов вкладываться в стартапы. Обсуждению контуров этой системы и было посвящено мероприятие.

Спикерами площадки выступили директор по развитию ФРИИ Евгений Борисов, основатель CarPrice Эдуард Гуринович, руководитель скаутинга и развития MTS StartUp Hub Александр Уваров директор центра юридических исследований «Сколково» Антон Пронин, член генсовета «Деловой России» Ильдар Шайхутдинов и другие представители венчурной отрасли. Модерировали дискуссию телеведущая РЕН-ТВ Елена Лихоманова и член генсовета «Деловой России», президент компании ONETRAK Михаил Препелицкий.

«Венчурный рынок начал развиваться в России, когда он стал медийным, когда в стране начали узнавать о больших сделках. В 1972 году в Америке был создан первый венчурный фонд, а появился он не на пустом месте, а на базе принятого в 1958 году федерального закона, который разрешил малым и средним предприятиям принимать инвестиции. В США путь от закона до становления отрасли занял десятки лет, а мы хотим, учитывая 8-летний опыт «Сколково», запустить инвестиционную инфраструктуру, схожую с западной, прямо здесь и сейчас. Мы здесь и собрались для того, чтобы обсудить и выявить факторы, которые способствовали бы росту, но надо не забывать, что мы очень «молоды» еще в этом вопросе», — отметил Михаил Препелицкий.

Директор по развитию ФРИИ Евгений Борисов в своем выступлении постарался ответить на вопрос, может ли венчурная сфера стать драйвером кратного роста экономики.

— Уже сейчас есть яркие примеры достижения кратных экономических эффектов для традиционных корпораций. Это стандартная практика в мире, которая позволяет компании продолжать рост и сохранять лидерские позиции в рынке. Например, в 2018 году корпорация «Ростелеком» внедрила решение HotWiFi для монетизации трафика в сегменте HoReCa. Эффект от масштабирования оценивается в 2,5+ млрд. рублей дополнительной выручки от продаж в год», — отметил представитель ФРИИ.

По мнению Евгения Борисова, необходимо создавать спрос на технологичные компании за счет использования госкорпораций, механизмов государственного и регионального заказа высокотехнологичной продукции, улучшение таможенного и валютного регулирования, создание новых крупных технологических компаний, насыщение рынка деньгами на стадии ОКР и «Раунд А», снижения рисков инвестирования, налоговых льгот для инвесторов и увеличение выпуска ИТ-специалистов.

«Мы инвестировали более чем в 420 компаний на ранней стадии. Нам пришлось сделать школы для бизнес-ангелов, через которые прошло несколько сотен человек. Но их пока еще мало, надо обучать людей, так как им кажется проще вкладывать в недвижимость», — отметил он.

По мнению спикера, микроформат цифровой экономики создан, все основные элементы венчура в России есть, но нужно их масштабировать. Для этого пока не хватает поддержки со стороны крупных корпораций.

«Сейчас люди часто несут идеи и прототипы, которые не попадают в глобальный спрос. Мы придумали collaborative space – место, где присутствуют корпорации, понимающие что им нужно, и транслирующие спрос. С другой стороны, есть лаборатории, которые помогают начинающим предпринимателям трансформировать свои идеи в прототипы», — сказал Борисов.

Директор центра юридических технологий фонда «Сколково» Антон Пронин подчеркнул, что отдельной юридической базы для работы венчурных фондов в России нет, а отрасль работает в рамках тех федеральных законов, которые регулируют инвестиции в целом – «Об инвестиционном товариществе» и «Об инвестиционных фондах». По его мнению, все же главный вопрос – не регулирование этой сферы, а ее стимулировании. Спикер призвал менее критично относиться к малым компаниям, которые только начинают свой путь.

Основатель CarPrice и инвестор в онлайн-игры Эдуард Гуринович назвал себя «серийным венчурным предпринимателем.

«Есть компании, которые непубличные, но зарабатывают много денег. Компания Playrix, основанная в Вологде, в 2018 году получила выручку в $1,2 млрд. Никаких поддержек, инвестиций, венчура — они просто умеют зарабатывать деньги со всего мира. Онлайн-игры — это та сфера, которую можно делать в России и продавать по всему миру», — рассказал он.

Объем глобального рынка игр оценивается в $200 млрд, и он растет на 20% в год. Вторичный рынок, где продают «прокачанных» персонажей или игровую аммуницию составляет $40 млрд.

«С точки зрения потребления игр, Россия составляет 2% мирового рынка, но с точки зрения производства — это уже порядка 10%. Компаний отрасли в российских регионах много — десятка два компаний с выручкой более $50 млн», - подчеркнул он.

По мнению Гуриновича, смысл жизни — в удовольствиях, и онлайн-игры, которые обходятся в среднем в $5–10 в месяц, это самое массовое и масштабируемое удовольствие, какое только может быть. Причем, маржинальность в сфере разработки игры — порядка 35%.

Эксперт департамента консалтинга и оценки ГК «Нексиа Пачоли» Евгений Лукашевич рассказал, на что обращают внимании банки при кредитном анализе поступающих инвестпроектов. Во-первых, они оценивают то, кому проект будет продаваться и как будет приносить деньги, то есть «взлетит» проект или нет. Далее банки оценивают возможное обеспечение, которое должно быть либо ликвидным на рынке, либо генерировать стабильный денежный поток. Также банки смотрят, готов ли инвестор вкладывать в предлагаемый проект: если готов, то значит верит в него. И наконец, банки смотрят на структурирование сделки: вклад инвесторов, самого банка, очередность требований и прочее.

Член генсовета «Деловой России», гендиректор Института финансового развития бизнеса Ильдар Шайхутдинов рассказал о способах капитализации интеллектуальной собственности, которая позволит начинающим компаниям лучше чувствовать себя на рынке, в том числе, в рамках переговоров с банками.

«Ноу-хау стоят дороже, чем реальная собственность. Наш институт оценивает ноу-хау помогает поставить на баланс и делает компанию интереснее для банков, для государства, для всех. Например, компания из Уфы с нашей помощью смогла пройти через тендерные условия «Роснефти», «Лукойла» и так далее», — отметил он.

К интеллектуальной собственности, по словам Шайхутдинова, можно отнести прописанный технологический процесс, базы данных, секреты производства. Именно она становится ключевым активом для бизнеса.

Менеджер акселерационных программ инкубатора «Лаборатории Касперского» Анна Кеуш рассказала про внутреннее предпринимательство и кейсы венчурных проектов корпорации.

«Компания может искать инновации как вовне, так и внутри себя, например, у сотрудников, которые уже доказали свой профессионализм и экспертизу и способны генерировать проекты. По исследованиям, 5% сотрудников – это инноваторы, а 1% способен создать бизнес, который не уступит по размерам текущему работодателю», — отметила она.

В инкубатор обращаются сотрудники, у которых есть идеи, которые не получается реализовать самостоятельно. Там им помогают проводить исследование рынка и, если востребованность проекта ясна, помогают получить финансирование на инвестиционном комитете. За полгода было оценено 1,5 тыс. проектов, из которых 19 получили финансирование.

Руководитель скаутинга и развития MTS StartUp Hub Александр Уваровподелился опытом работы со стартапами в МТС.

«Мы - конечный потребитель и источник экзитов для стартапов. Сейчас МТС — не только телеком-провайдер, есть еще 11 направлений, деятельности, включая интернет вещей и e-health. Для нас стартапы — источник нововведений, которые они для нас тестируют на рынке», — рассказал он.

В МТС выстроили процесс, который помогает стартапам «мягко приземлиться» в корпорации. За прошлый год в компании сделали 36 пилотных проектов, не все закончены, но на данный момент 15 проектов признаны успешными. Стартап приносит идею и продукт, а компания дает ему базу клиентов и возможность масштабировать. Именно в этом заключается синергия.

«Мы не в росте оценки заинтересованы, а в получении нового интересного продукта, который может стать частью экосистемы МТС. Чтобы получить его, необязательно инвестировать в каждый стартап или прогонять его через акселерацию с ранней стадии. Мы ищем компании с продуктом или прототипом, который уже проверен рынком. Не инвестируем, пока не поймем его пользу для компании», — пояснил Александр Уваров.

Присоединиться к обсуждению
Экономика
Наука
Информационное общество и медиа
Политика
Общество
Международная жизнь