Эпидемия должна быть экономной

Главной идеей бюджетной конструкции на следующий год стало равномерное распределение компенсации части расходов, предпринятое Белым домом в 2020 году, между теми, кто в состоянии их оплатить. Бюджет, проект которого одобрен в среду правительством, предусматривает соучастие в бюджетной консолидации всех, кроме населения (его вклад ограничится повышенным табачным акцизом и неиндексацией зарплат госслужащих), IT-сектора и наиболее пострадавших отраслей. Главная задача — не допустить общего ужесточения бюджетной политики и, как результат, давления на экономический рост — Минфином в целом реализована, при этом из ФНБ в 2021 году правительство намерено потратить всего 90 млрд руб.

В среду на своем заседании правительство одобрило для внесения в Госдуму основной пакет бюджетных законопроектов. Сам проект бюджета на 2021–2023 годы, основные цифровые параметры которого были известны заранее (см. “Ъ” от 9 сентября), пока не опубликован. В среду, впрочем, его конструкцию подробно комментировал на брифинге министр финансов Антон Силуанов.

Напомним, что главной проблемой бюджета на следующие три года являются расходы на антикризисную программу 2020 года, большая часть которых уже де-факто совершена. Общая стоимость «антиковида» для бюджета превышает 5 трлн руб., а дефицит бюджета в этом году ожидается на уровне 4,5% ВВП (без учета сделки Белого дома и ЦБ с пакетом акций Сбербанка, которая по своей сути не отличалась от расходования накоплений Фонда национального благосостояния, он бы составлял 5,5% ВВП). Задачей правительства на этот год было сохранение расходов на уровне, который компенсировал бы экономике потери в ВВП от локдауна. Большая часть дефицита профинансирована займами Минфина на рынке ОФЗ — Антон Силуанов уточнил, что валовые займы 2020 года могут быть реализованы на общую сумму от 5 трлн до 5,5 трлн руб. (плановая цифра — 5,4 трлн руб., Минфин де-факто допускает, что в случае благоприятных цен на нефть займет немного меньше — по данным “Ъ”, рабочие оценки допускают займы на 0,3–0,4 трлн руб. меньше плана). На 2021 год сумма займов «брутто» — чуть менее 4 трлн руб., это на 875 млрд руб. больше, чем планировалось ранее.

Если не считать проведенной сделки с пакетом Сбербанка, то использование ФНБ в 2020 году ожидается очень умеренным — Антон Силуанов оценил его в 342 млрд руб., в 2021 году из фонда по итогам всех операций планируется потратить всего 90 млрд руб.

При этом в 2022 году, пояснил министр, ФНБ может снизиться ниже уровня в 7% ВВП — в этом случае, напомним, Белый дом не может тратить средства фонда на инфраструктурные проекты.

Прежнего резерва в виде переходящих остатков — непотраченных бюджетных ассигнований прошлых лет — в 2021 году будет немного — из-за принятых решений о переносе законтрактованных расходов, трат на вооружение, на дороги и части других расходов на следующие годы. В 2019-м, по оценке Минфина, чистые размеры остатков составляли около 300 млрд руб., в 2020 году их объем ожидается сопоставимым, и их решено зачислять в резервный фонд правительства.

Восстановление промышленности сбавляет темпы

О будущей бюджетной консолидации также было объявлено ранее — незащищенные федеральные расходы Минфин сокращает на 10%, военные — на 5%. Процесс пересмотра национальных целей и нацпроектов продолжается под руководством первого вице-премьера Андрея Белоусова. При этом, исходя из слов Антона Силуанова, к октябрю, когда эта работа будет закончена, не следует ожидать роста расходов по ним — вероятно, в Белом доме принято решение сохранить объем финансирования по нацпроектам, «перебрасывая» годовые ассигнования между более или менее приоритетными федеральными проектами. Кроме того, министр финансов сообщил, что правительство пропустит индексацию зарплат государственных служащих на 2021 год (кроме военных).

Известно, что в 2020 году у Белого дома появились две дополнительные цели. Первая — это преференции IT-отрасли, стоящие порядка 140 млрд руб. Вторая — поддержка Белоруссии: из фонда ЕАЭС (Евразийский фонд стабилизации и развития) страна получит длинный (до десяти лет) кредит в $500 млн, в качестве межгосударственного кредита РФ в рублевом эквиваленте — два кредита по $500 млн в 2020 и 2021 годах.

По словам господина Силуанова, цели этих кредитов — поддержание платежного баланса Белоруссии, поддержка антикризисных и противоэпидемических расходов этой страны, гарантии обслуживания государством и госзаемщиками платежей в адрес РФ (то есть в последнем случае речь идет о рефинансировании долга).

Вместе с поддержкой российского малого бизнеса по соцвзносам стоимостью около 450 млрд руб. (ее, впрочем, можно и не считать антикризисной мерой, поскольку она долгосрочна) это довольно большие расходы в год сильнейшего шока.

При этом, подчеркнул в среду Антон Силуанов, с правительства никто не снимал необходимость финансировать расходы по бюджетному посланию Владимира Путина — они «стоят» около 1 трлн руб., в основном это социальные траты, которые были обозначены до пандемии COVID-19.

Только мерами бюджетного перераспределения и займами тем не менее полностью «закрыть» антикризисные расходы 2020–2021 годов не предполагается: одной из главных задач Минфина была консолидация доходов там, где рост эффективной налоговой нагрузки не является ужесточением бюджетной политики в целом.

Для обеспеченных домохозяйств это выразится в 2% дополнительной ставки НДФЛ с целевым расходованием сборов в детском здравоохранении.

Для немалой части населения это рост акцизов на табак на 20%, сочетаемый с намерением Белого дома в 2021 году ужесточить — через маркировку и усиление ответственности за незаконную торговлю — поступление на рынок табака по незаконным каналам. Наконец, фактическое откладывание реформы зарплат в госсекторе также ограничит потенциальный рост госрасходов.

Бюджет заберет у нефтяной отрасли почти 300 млрд рублей в год

Свою долю в расходах должны фактически оплатить госкомпании: планы Минфина по сбору дивидендов с них в 2021 году — 650 млрд руб. Это очень близко к сумме 2020-го, несмотря на обвал корпоративных прибылей. Впрочем, для компаний теперь важнее две другие составляющие «совокупного платежа», о которых стало известно лишь в сентябре. Это уже принятое решение о повышении НДПИ на неэнергетические сырьевые ресурсы, которые в РФ, по словам Антона Силуанова, «несправедливо» облагаются по ставкам ниже мировых, до уровня эффективной ставки порядка 4% и коррекция налоговой нагрузки в нефтяной отрасли. В последнем случае Белый дом намерен отменить часть льгот, в том числе экспортных, а также переводить часть проектов в режим НДД — в сумме допдоходы бюджета (и, соответственно, расходы компаний) составят десятки миллиардов рублей, впрочем, Минфин намерен использовать их в том числе как возможность предоставления льгот компаниями по новым проектам (Таймыр, Приобское, нефтегазохимия).

Основная макроэкономическая задача Минфина — не допустить в ходе начинающейся бюджетной консолидации давления сокращающихся бюджетных расходов на рост ВВП — проектом бюджета, видимо, выполняется.

Вместе с идеей справедливости и необходимости солидарного участия в покрытии части расходов на борьбу с эпидемией и угрозой сильного экономического спада это было главным тезисом Антона Силуанова. Отметим, в этом смысле РФ в бюджетной политике в 2021 году будет необычным исключением среди крупных экономик, которые позволить себе в следующие годы даже минимально сбалансированную бюджетную политику вряд ли могут. С макроэкономической точки зрения главный результат Минфина и правительства в целом в 2020 году — это решение большинства вопросов, связанных с эпидемическим шоком, в том числе предотвращение большой безработицы и волны банкротств, ценой увеличения госдолга всего до 20% ВВП. Для страны, входящей в списки крупнейших пострадавших от пандемии, это результат, которого никто предполагать не мог, и разнообразная мелкая «доплата» в 2021 году за него не выглядит слишком тяжелой.

Присоединиться к обсуждению
Экономика
Наука
Информационное общество и медиа
Политика
Общество
Международная жизнь